Õóäîæíèê-ìóëüòèïëèêàòîð Þðèé Íîðøòåéí..

Юрий Норштейн

«Знамения мультипликации»

Творческий вечер

19 сентября
Начало в 19-00
Билеты от 600 рублей
12+

Моим зрителям

«Знамения мультипликации». Такова тема нашей встречи: по Далю, «примета, клеймо, чудо, предвестие чего-то». Я не хочу выделять искусство подвижного рукотворного изображения из общего храма мировых искусств и всемирных сюжетов, даже если ты делаешь фильм о муравье (вспомним фильм несравненного Эдуарда Назарова).

И потому разговор пойдет о том, как встраивается мультипликация в мировой порядок культуры, или, быть может, наоборот, что выделяет её из накопленного мировой культурой. Бессюжетным искусство быть не может, иначе оно омертвеет, станет холодным и симметричным, велеречивым и бессмысленным. Кажущиеся «каляки-маляки» ребёнка бессмысленны только для нас. На самом деле ребёнок закрепляет в фантастической бессмыслице одному ему видимый мир. Малейшее движение карандаша или кисти с краской наполнено содержанием. И если к полученному изображению прибавить детские возгласы, имитирующие взрывы или шум дождя, или ветер, или улыбку солнца, мы сразу оказываемся во власти детской фантазии.

Я всегда вспоминаю гениальный рассказ Чехова «Студент», где связываются воедино время, пространство, состояние, в котором через сегодняшнее переживание, через ветер, через костёр, стоит только немного подтолкнуть память, и ты вдруг понимаешь со всей очевидностью, что рассказ о предательстве Петра — правда, будто не было двух тысячелетий. А всего лишь нужно было немного: ветер, костёр, студент-семинарист — и евангельский сюжет заставил расплакаться греющихся у огня женщин.

Чем же занимается искусство помимо, конечно, личного мучительного желания автора перенести в звук, в изображение сердечное, умственное воспаление, дрожь от предчувствия чего-то небывалого? Посредством, казалось бы, вымысла, искусство соединяет переживания незнакомых людей, умов, сердец, делает их близкими друг другу. И то, что казалось вымыслом, становится правдой.

Вот об этом, но на примере мультипликации я буду говорить. Мультипликация широка в своем охвате, она музыкальна, комедийна, фарсова, драматична, дурашлива, клоунадна. Всё так, но она обладает свойством легко соединять в одно целое разножанровые фрагменты, и потому один сюжет может быть исполнен в лёгком рисунке, другой — в плотной станковой живописи, третий — в прозрачной акварели. Кроме того, жанры включают в себя психологическое разнообразие, где трагедия (к примеру, греческая) может соединяться с комедией, с поэтическим возвышением.

Мы, вдвоём с кинооператором Максимом Граником, покажем на экране различные наброски, фрагменты раскадровок, эскизы, отрывки из фильмов «Сеча при Керженце», «Лиса и Заяц», «Ёжик в тумане», «Сказка сказок». Мы покажем несколько реклам, поскольку вынуждены были зарабатывать деньги для студии и этим трудом.

Я расскажу о работе с художником, композитором и о том, как музыка открывает и одушевляет изображение.

Дорогие зрители, весь этот разговор, начатый на бумаге, я продолжу в кинозале. Расскажу, к примеру, о том, как мои не всегда дружеские взаимоотношения с тёщей стали причиной появления финала в одном из моих фильмов, за что я навсегда благодарен Евгении Иоганесовне, маме моей Франчески, к слову, художника моих фильмов.

Желаю всем, кто придёт на нашу встречу, всего доброго. И не очень сетуйте на меня, если разговор будет иногда приобретать серьёзный оттенок.

Ваш Юрий Норштейн